(no subject)

«Избавляясь  от эмоциональных отношений и от естественного благоговения, он, как ему самому кажется, достигает свободы - свободы от сентиментальности, от ирраицонального, от страсти, от неразумных побуждений  и переживаний. Но постепенно он убеждается, что на самом деле он только сузил и иссушил свою жизнь и, больше того, что этим он искалечил свой интеллект, вместо того, чтобы освободить его. Его рассудок свободен, но поле его действия невероятно ограниченно. Он понимает свои внутренние недостатки и в теории хочет переделать себя. Но трудно избавиться от долголетних привычек; а может быть, эти привычки являются только проявлениями враждебного безразличия и холодности, преодолеть которые почти невозможно».